ПОРАСКИНУТЬ МОЗГАМИ ПО ЗАРУБЕЖЬЮ Декабрь 2006, (№114)

ПОРАСКИНУТЬ МОЗГАМИ ПО ЗАРУБЕЖЬЮ Декабрь 2006, (№114)

В этом году в «Среде выживания» появилась новая рубрика — «Ноу-хау» . Принимая решение познакомить читателей с изобретениями украинских ученых, мы и не подозревали, что данная тема вызовет такой интерес. К примеру, с просьбой дать координаты клиники, применяющей новаторские методы лечения лимфостаза, в редакцию обратились более полусотни читателей. Увы, подобные примеры внедрения инновационных разработок можно пересчитать по пальцам, и для украинских ученых наиболее насущной является проблема внедрения их изобретений и защиты авторских прав.

Изобретатель накладного хирургического шва из Полтавы Виталий Запека, разместив информацию о своем изобретении на двух сайтах, получил в ответ около 300 предложений из 24 стран мира (России, Беларуси, Франции, США) — и ни одного из Украины.

«И как только во время общения они узнавали, что я из Украины, — сразу предлагали вначале выслать им чертежи, а уже потом говорить о договоре. А все потому, что к Украине относятся как к стране третьего мира, которая плохо защищает патентами. Поэтому практически все 300 поступивших предложений были на уровне того, чтобы «кинуть» изобретателя» , — говорит Виталий Запека.

На изобретателя Игоря Дидошика корейские инвесторы вышли также через информацию в интернете. «Даже в представительстве этой компании в Киеве о моем изобретении ничего не знали, — говорит Игорь Дидошик. — Мне позвонили из посольства и сказали, что хотят встретиться. Я даже не хочу задумываться, как они нашли мой номер телефона, который в интернете не был указан» .

Во многих крупных зарубежных фирмах есть специальные отделы, работники которых ищут интересные разработки по всему миру. С гражданами развитых стран они решают вопросы об использовании их интеллектуальной собственности цивилизованно: составляя лицензионные соглашения или покупая авторские права. Но с бедными изобретателями, способными лишь наскрести деньги на патент своей страны, вопросы зачастую решаются варварским путем: «разведчики» получают чертежи, раскрывающие суть изобретения, и патентуют его на территории своей страны.

«Разве можно сравнить защиту украинского и, скажем, французского патентов?! — вопрошает Виталий Запека. — Оттого с иностранцами приходится общаться очень осторожно. Одну из моих моделей я предоставил через знакомых израильским военным, которые проводили испытания на свиньях в Иерусалимском университете. Но они мне ничего не отвечают, и что там сейчас происходит, я не знаю, да и знакомые начали меня избегать» .

Защита изобретений

Изобретатели жалуются, что в Украине мало специалистов, способных грамотно составить патент, — на Западе описание изобретения составляет десятки страниц, в Украине же идея изобретения подается вкратце, что не позволяет ее раскрыть. С наличием нехватки патентных поверенных согласны и в ГП «Украинский институт промышленной собственности» («Укрпатент» ). Всего их насчитывается около 300 специалистов, но большинство из них сосредоточены в Киеве, в регионах работают по два-три человека.

«Изобретателю трудно самостоятельно составить формулу изобретения так, чтобы максимально учесть все «подводные камни» , чтобы и не раскрыть «ноу-хау» , и максимально защитить изобретение, — говорит Лариса Баронча, патентный поверенный, директор фирмы «КиевПатентБюро» . — Изобретатель либо слишком обобщает изобретение, лишая его критериев патентоспособности, либо раскрывает его суть настолько, что легко будет патент обойти, слегка изменив какие-либо параметры, и в итоге документ теряет охранную функцию» .

Патентоведы говорят, что при оформлении патента всегда надо оставлять какое-либо «ноу-хау» нераскрытым. К примеру, указывают, что «проводится обработка в смеси газов» . Но не указывают — каких именно газов, при какой температуре, в каких условиях. В таком случае потенциальные производители не смогут обойтись без помощи изобретателя.Потому-то и существует институт патентных поверенных, которые и защищают изобретателя во время общения с патентным бюро.

Работа патентных поверенных по составлению и подаче заявки на изобретение, если изобретатель приходит только с идеей, обходится в сумму от $300. Однако патентовать изобретение имеет смысл лишь с целью продажи лицензии на производство продукции — иначе это пустая трата денег, особенно, когда речь идет о патентовании за рубежом. В этом случае общение происходит между поверенными двух стран, и эти услуги порой ложатся непосильным грузом на плечи изобретателя (оформление патента и его поддержание, в зависимости от страны, обходится в $30-40 тыс.). «По количеству выданных патентов Украина одна из первых в мире, — говорит Елена Ткач, исполнительный директор общественной организации «Совет конкурентоспособности Украины» , — однако далеко не все из запатентованных изделий конкурентоспособны на мировом рынке и могут быть воплощены» .

Сами изобретатели не желают хотя бы составить бизнес-план, объясняющий суть изобретения понятным инвестору языком, со сроками окупаемости и суммами инвестиций. «Я не менеджер продаж, и не экономист, потому считаю, что бизнес-план должны составлять производители, которые возьмутся за мое изобретение» , — говорит Игорь Дидошик. «Каждый должен заниматься своим делом, я не должен думать, как продвигать мое изобретение на рынок, — соглашается изобретатель Владимир Тарасов. — За рубежом ведь есть фирмы, которые берутся за воплощение идеи, рискуют и получают результат» .

ВФ по-украински

Такие фирмы есть и в Украине, и называются они точно так же — венчурные фонды (ВФ), занимающиеся финансированием новаторских проектов. Обычно научно-технические разработки при их внедрении сулят высокую прибыль, но и риски велики. Мировой опыт показывает, что из 500 проектов для инвестирования отбирают только пять. Как правило, из десяти инвестиционных проектов, в которые вкладывается венчурный капитал, только три-четыре оказываются успешными и позволяют заработать $1000 на $1 инвестиций, еще два-три проекта бывают не очень эффективными, а другие два-три вообще «прогорают» . В среднем же венчурные капиталисты зарабатывают $3 на $1 вложенных средств — таково соотношение очень высокого риска и очень высокой доходности.

Но украинские ВФ далеки от западных аналогов, занимающихся только венчурным инвестированием. Отечественные ВФ могут инвестировать во все, что пожелают (законодательных ограничений нет), получая благодаря слову «венчурный» предусмотренные законом налоговые льготы и повышая за счет этого рентабельность. На официальном сайте AVentures Group отмечено, что за 12 лет работы этот холдинг собрал уникальный опыт по внедрению инноваций. Однако речь идет не о финансовой поддержке изобретений и инноваций. «Мы внедряем инновационные технологии ведения бизнеса, а финансированием изобретений мы не занимаемся» , — пояснила Наталья Николаенко, специалист по PR холдинга AVentures Group.

На сегодняшний день в Украине ВФ составляют 80% институтов совместного инвестирования (ИСИ). Порой ВФ сосредоточиваются на строительстве, считающемся в мире самым безрисковым бизнесом.

«Венчурных, инвестиционных фондов в Украине много, но очень часто они просто изучают рынок, — считает Валентин Кудрявский, замдиректора департамента по вопросам инновационной и инвестиционной политики УСПП. — За последний год повысился интерес к инновационным проектам, особенно в сфере энергосбережения и энергоэффективности. Но в инновационной сфере и риски очень большие, и пока в экономике не определилась четкая структура собственности, пока права собственности никак не защищены, мало кто решится вкладывать деньги в тот или иной проект» .

Есть надежда, что ситуация изменится к концу года — до этого срока Президент поручил ГКЦБФР внести изменения в закон об ИСИ, чтобы заставить ВФ активнее участвовать в финансировании инновационной деятельности. Хотя административными методами, как считают многие бизнесмены, заставить вкладывать деньги в инновации нельзя.

Ценные потоки за рубеж

«В развитие инновационных технологий в Украине активно вкладывают средства исключительно бывшие наши соотечественники, которые и готовы рисковать из-за морально-психологических связей с Украиной, а не из-за холодного расчета, — говорит Антон Зацепин, советник главы Государственного агентства по инвестициям и инновациям (Госинвестиций). — Крупные международные инвесторы продолжают присматриваться» .

По словам Антона Зацепина, одна из задач Госинвестиций — создать оптимальные условия для инвестирования, снизить риски, обеспечить прозрачное прохождение инвестиционных проектов и защиту прав инвесторов в первую очередь через усовершенствование законодательной и нормативно-правовой базы. Но за полтора года деятельности Госинвестиций, судя по сегодняшней ситуации, в лучшую сторону глобальных изменений не произошло.

«Что касается инвестиций в инновационные технологии, то это, по сути, и не инвестиции вовсе, а в основном теневой выкуп технологий за относительно небольшие деньги и без какого-либо государственного учета, — говорит Антон Зацепин. — Практически в каждой отрасли, в первую очередь это касается биотехнологий, фармацевтики, нанотехнологий, существуют частные лаборатории и компании (в основном — при государственных НИИ), которые активно разрабатывают новейшие технологии, востребованные на западном рынке, и без лишнего шума за бесценок продают это мировым компаниям. Я вижу в этом очень большую проблему и угрозу для инновационного развития страны» .

Тем не менее изобретатели надеются именно на государство, которое могло бы за счет бюджета проводить испытания и выделять средства на патентование ценных и стратегически важных изобретений за рубежом, дабы они не были разворованы иностранцами.

«Только на уровне и с помощью государства мы можем сделать резкие подвижки в части инноваций, — уверен Вячеслав Евминов, президент Вербально-оздоровительного центра. — В Минздраве сейчас не воспринимают должным образом все новое, что мы даем, хотя мои методики и технологии запатентованы во всех крупных странах. Если же государство поддержит изобретателей, у нас активно начнут внедряться новые технологии» .

Деньги, вкладываемые в рисковый бизнес новых технологий, — это, как правило, выведенный из Украины капитал, защищаемый при инвестициях в Украине законами стран, где данные фирмы зарегистрированы. Со стороны украинского государства нет ни должной защиты капиталов, ни поддержки изобретателей и венчурных инвесторов. «Многие бизнесмены, которые сегодня финансируют наши разработки, говорят, что им от государства деньги не нужны, а чтобы государство повернулось к бизнесменам лицом и сказало: мы вас ценим, поддерживаем и понимаем, — говорит Николай Паладий, директор Госдепартамента интеллектуальной собственности Минобразования. — А пока государство не интересуется, и бизнесмены относятся с опасением, 99% из них не верят, что государству сегодня нужен инновационный путь» . По мнению Николая Паладия, парламент должен принять закон, которым были бы обозначены не 100, а несколько направлений инновационного развития, в которых Украина имеет реальный потенциал.

В Европе существует несколько тысяч финансовых организаций, с фондом от EUR1 тыс. до EUR100 млн, которые работают с изобретателями по внедрению их изобретений. Россия в этом году создала первый государственный венчурный фонд с бюджетом 15 млрд рублей ($500 млн), который распределит деньги между 10-15 ВФ. Доля государственных денег в этих фондах не должна превышать 49%, остальные средства намерены привлечь у частных инвесторов. Управлять фондами будут независимые управляющие компании, имеющие опыт венчурного и прямого инвестирования, которые будут отбираться по конкурсу. Таким образом, уже в 2007 г. в высокотехнологичные сектора российской экономики придут свыше 30 млрд рублей. В Украине об этом можно лишь мечтать. И пока чиновники мечтают об использовании высокого интеллектуального потенциала нации, его может и не остаться в стране. «Я — потенциальный эмигрант, — говорит Игорь Дидошик, — там я буду играть по правилам, платить налоги и получать от этого результат. Здесь на меня плюют, не обращают никакого внимания. Я здесь никто и ничто. В Украине нет никаких условий для изобретателей, оттого что здесь не мыслят глобально, тут нет высокотехнологических производств. Все живут вчерашним днем, а изобретатели привыкли смотреть в будущее».

ТЕКСТ НАТАЛЬЯ КОВАЛЕВСКАЯ Декабрь 2006, (№114)

ПОРАСКИНУТЬ МОЗГАМИ ПО ЗАРУБЕЖЬЮ Декабрь 2006, (№114)

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Share via
Send this to a friend